«

»

Дек 01 2013

Диана Арбенина на «Non/Fiction» в ЦДХ

1385928896«100 книг, изменивших жизнь» — проект в рамках книжной выставки «Non/Fiction» в ЦДХ.

Москва, ЦДХ, 1 декабря 2013 года.

Диана Арбенина рассказывает о книге А. Солженицына «Архипелаг Гулаг».


Что это было вообще… куда мы попали…

Внезапное объявление в оф.фейсбуке — видимо, почти никем не замеченное. Огромное пафосное книжное мероприятие в огромном московском Доме Художника — и какой-то скромный, незаметный, пустой закуток в этом пространстве — где к моменту нашего прихода два студента-химика показывали паре десятков детишек фокусы с какими-то веществами в колбах. И где к заявленному началу мероприятия оказалось… ну тоже не более десятка (потом стало чуть побольше, но все же мало, совсем мало!) тех, кто пришел на Диану.

Ни охраны, ни каких-либо ограничений, стол выступающего — в метре от первого ряда зрителей… какая-то совершенно трогательная неорганизованность, как будто не на встречу со звездой пришли, которая через пару дне соберет гигантский «Крокус», а так, на дружеские посиделки в кафе))

Но как же там было… невероятно. Вот эта нетипичность обстановки, наверное. еще более обостряла эмоциональность происходящего — и я думаю, что будь все то, что сказала Диана, сказано со сцены, как положено, при свете прожекторов — это бы было уже не так. Не настолько пронзительно, не так трогательно. Но тут…

Диана делала то, что многим, я знаю, не нравится. Она говорила о политике. И говорила с такой страстью, какой я у нее не видела, наверное, никогда прежде. От гулага переходя к нынешним — болотным узникам, девочкам «пусси райот», перечислив каждого из них поименно. О том, что гулаг — он не «когда-то тогда», он не ушел вместе со Сталиным — традиции продолжаются и крепнут. Конечно, говорила в том числе и о самой этой книге, о том, каким для нее сложился образ автора, о том, как это глобальное повествование было для нее в первую очередь — историей отдельных, конкретных людей — ребенка, женщины, офицера… сотен других. О том, как живя в Магадане, она по-своему, еще в детстве, прочувствовала историю этого города и всего этого северного края, отстроенного заключенными.

Да, было там потом и другое — диалог с ведущим мероприятия, ответы на вопросы из зала, разговор «о книгах вообще», что надо читать, что не надо… как надо и не надо… но это все уже было как-то совершенно отдельным, необязательным, конечно, очень трогательным и домашним, но несколько отстраненно воспринимаемым после этой страстной речи.

Не для всех это, конечно, актуально, но лично для меня было очень, прямо в самое сердце, поскольку я и за болотным делом слежу, и историю пуссирайтов очень болезненно воспринимаю — меня просто потрясло, как она все это смогла выразить.

 

Посмотреть фотоальбом с мероприятия «Диана Арбенина в ЦДХ — 2013″