«

»

Июн 15 1998

Бу-бу

Совершенно удивительно, что не вошла эта песня в радиоротации. Такая вроде тема, можно сказать конъюнктурная, активно разрабатывается – сравните: «Солдатская печаль» Кукрыниксов, «С войны» Чайфов, — это только то что вспомнилось, а есть и другие… Ну, к Чайфам, конечно, никаких претензий, а вот если сравнить «Бу-бу» с кукрыниксовским творением – насколько же у Снайперов сильнее, искреннее, честнее…


На мое восприятие этой песни, по всей видимости, повлияло в первую очередь слово «война». И весь остальной текст я понимала уже через эту призму. И сюжет складывался при этом таким образом:

Главный герой возвращается с войны домой, в родной город. Там, дома у него жена, работа, друзья, возможно и любовница, и он с радостными предчувствиями возвращается к своей прежней жизни. Естественно, что находясь на войне, он представлял мирную жизнь как нечто совершенно радужное, романтичное, счастливое. Но вернувшись домой, он испытывает глубокое разочарование. Он не видит ничего радостного, везде только быт, серость, чужие люди… И вот эти его мысленные фразы — «в той стороне, откуда я…» — они, как мне кажется, не говорят о том, что на самом деле он нездешний, находится «не дома». Это как бы фразы его разочарования. То есть, он как бы говорит: «Я ожидал, что дома будет иначе, что люди здесь друг другу рады, что здесь будет то-то и то-то… и деревья растут — и ничего этого не вижу».

В общем, не могу я достаточно внятно объяснить свое впечатление от настроения этой песни, но если коротко — мне это больше всего напоминает роман Ремарка «Возвращение». Думаю, многие читали, так что, мне кажется, этим можно объяснить… И я всегда думала, что эта песня у Дианы навеяна как раз этим романом… ну то есть — полное соответствие.

И вот, его ничто не радует. Дома, у жены — не то, чего он ожидал. На работе — тоже все чужие. Та, к которой он приехал (ведь, как я поняла, последний куплет — это уже другая женщина, не жена? — которая у плиты стоит?) — тоже стала посторонним человеком… Ведь вот эти «чужие», которые пришли выпить вина — для кого они «чужие»? Совершенно незнакомые люди ведь вряд ли придут именно таким образом? Очевидно, чьи-то друзья… Его или ее? Это его бывшие, довоенные друзья, которые теперь для него как чужие? Или это ее знакомые, приход которых для него неожиданность?

И вот как говорят литературоведы про романы Ремарка, описывающие действительность между двумя войнами — Первой и Второй мировой — в Германии и — шире — в Европе — что это про «потерянное поколение», которое не приспособилось к той жизни, в которую они вернулись — вот так я и воспринимала героя этой песни.

А вот «та сторона», где растут деревья, пахнут цветы и люди друг другу рады — все-таки мне кажется, что это действительно какие-то идеализированные образы прошлого… ностальгия; как из детства.

Сильно отличается от большинства стихов Дианы: никакой сложной символики, сплетения образов. Здесь все наоборот – абсолютно реалистичная картина, вплоть до натуралистичности, бытописательство самое настоящее. Опять же – совершенно ремарковский стиль и его же настроение – разочарование, «потерянность» в послевоенной жизни. И вот это настойчивое перечисление мелких бытовых деталей, следующих непонятно зачем одна за другой, создает просто непередаваемое напряжение, и удивительно, что в конце не следует какого-то взрыва. А вот главный вопрос- «что такое бу-бу?», и при чем оно тут вообще — я даже и не знаю, что сказать по этому поводу. Почему «она» вспомнила про эту птичку… И при чем тут собака? Что она символизирует? — это я понять не смогла. А может, это самое «бу-бу» и есть взрыв? Граната какая-нибудь, припрятанная в плите?