«

»

Сен 15 1991

Голубой слон

Насчет «Антошки» — я думаю, эту версию всерьез рассматривать вообще не стоит. Во-первых, действительно, к женщине обращено. Во-вторых, хотя и присутствует некоторая «детскость» образов, это больше похоже на обращение ребенка к взрослому, чем наоборот. Это, я думаю, обращение к человеку сложному, у которого уже есть какое-то свое прошлое (строчка «когда-то, возможно, любила»).

Строчка про «потолок»… У меня она вызывает довольно трагическую ассоциацию. Почему-то сразу вспоминается в первую очередь тот детский шок Дианы, когда она увидела того своего друга, в белой рубашке… И всегда воспринимала, что «достать потолок» — «повеситься»… И вот этим своим шуточным, детским подарком она хочет как-то спасти человека, к которому это обращено – вывести из депрессии, заставить улыбнуться, показать, что он кому-то важен, нужен.

А почему именно «голубой слон»? Тут мне видится пересечение двух традиционных речевых штампов. Первый: «голубая мечта» — нечто наивное и несбыточное, детская мечта взрослого человека. Второй: «Хочешь чего-то большого и чистого? – Помой слона!» — всем известная ироническая шутка, как бы насмешка над такой же наивной «голубой» мечтой. Но Дианин слон – это не насмешка, это добрая шутка.